Вы вошли как Гость | RSS
Главная » Статьи » Творчество

Повесть о друиде. Новый Путь ( Глава 45) ч.1

Взмах. Взмах. Взмах. Усталые крылья терзали воздух, но им пока хватало сил держать своего обладателя в небе. Пока что. И Телабар это отчетливо понимал. Силы покидали тело через рану в боку, да и взмахи правым, раненным, крылом требовали немалых усилий.

Однако, каждый взмах отдалял его от преследователей, которые, наверняка уже двигаются следом. А чем дольше они будут искать, тем больше времени будет на то, чтобы привести себя в порядок и подготовиться к ответным действиям. Тариану потребуется помощь, и ее нужно обеспечить, во что бы то не стало.

Неожиданно, все вокруг померкло. А в следующее мгновенье, Телабар обнаружил, что стремительно падает. Расправив крылья, друид ощутил острую боль от встречного напора воздуха. Правое крыло едва не вывернуло.

«Нет, нужно опускаться». – Решил таурен. – «Не то уйду к предкам прямо в воздухе».

Опустив голову, Телабар посмотрел вниз. Густой туман жадно прятал свои богатства, однако, друид смог разглядеть внизу множество каменных построек.

«Очевидно, уцелевший квартал». – Понял он.

Что ж, место достаточно подходящее: много построек – много мест чтобы спрятаться. А значит, можно обороняться прячась или нападать из засады.

Стараясь совершать поменьше взмахов, Телабар стал снижаться. Здания внизу стали расплываться, превращаясь в размазанные пятна.

Совершив над собой усилие, которое отобрало немало сил в слабеющем теле, друид вернул себе ясность зрения. Приметив здание в дальнем конце квартала, таурен направил к нему свое птичье тело. Воспользовавшись отсутствием дверей, Телабар нырнул внутрь, пытаясь приземлиться – получилось ужасно. Правое крыло сковало судорогой, и оно не смогло подняться, чтобы погасить разгон. Птицу резко развернуло и она, не устояв на лапах, которыми коснулась земли, рухнула на живот, проскользив по каменному полу несколько метров, оставляя за собой кровавый след.

Несколько минут Телабар лежал на земле, борясь с приступом головокружения. Наконец, он попытался встать, помогая клювом и здоровым крылом. Спустя пару минут, ему удалось стать на когтистые лапы.

Приподняв правое крыло, насколько это удавалось, птица, вытянув шею, осмотрела раненый бок. Пули не было – очевидно вышла еще в полете – но след она оставила, прочертив кровавую борозду через правую сторону грудных мышц. Что ж, теперь ясно, почему так трудно управлять правым крылом – эти мышцы непосредственно отвечали за это.

Но мышцы – это не смертельно. Вернув себе нормальный вид, можно смело рассчитывать на хорошую рану в груди, однако, если действовать быстро, опасности она не представит. Но прежде, следует проверить еще кое-что.

Не сводя взгляда с раненого бока, Телабар осторожно пошевелил крылом: вперед, назад, вверх…

Острая боль пронзила всю правую сторону тела, а под пернатой кожей появился небольшой выступ.

Проклятье! Перебито ребро! А может и не одно. Такова плата за свои крылья – хрупкие кости.

Трансформация с открытой раной имеет свою долю опасности, но риск как правило не велик. Другое дело, когда сломаны кости – при смене обличия, их поведение станет не предсказуемым. А при переломе тех костей, что близки к внутренним органам, метаморфозы могут запросто убить. Меняя свою форму, обломки ребер могут пойти не туда и проткнуть легкие или сердце.

В таких случаях, надлежало оставаться в покалеченном теле, до тех пор, пока кости хоть как-то не срастутся. После этого можно было вернуться к своему облику и приступить к окончательному восстановлению тела.

Но в данной ситуации, был один важный факт – друид истекал кровью. А без наличия рук, кровотечение не остановить. Стало быть – или умереть, или рискнуть. Ребра были сломаны на правом боку, а значит и вероятность поразить ими сердце была не велика.

Комната, в которой оказался Телабар, попыталась расплыться снова. Голову наполнял неприятный туман, который, казалось, проникал туда прямо из воздуха. Времени оставалось мало.

В несколько мгновений, к таурену вернулся его естественный вид. В ту же секунду тело, словно пронзили раскаленным прутом. Охнув, таурен схватился за правый бок и рухнул на колено. Пальцы рук тут же почувствовали горячую липкую кровь, что вырывалась сквозь них.

Несколько секунд Телабар тяжело дышал, справляясь с приступом боли. Когда цветные пятна, что плясали перед его взором расступились настолько, чтобы можно было хоть что-то видеть, он осторожно отнял руку от бока.

Два изогнутых окровавленных отростка торчали из его тела, пропоров плоть, кожу и одежду – куски двух ребер вышли наружу. Кровь короткими толчками вырывалась из раны меж ними, унося с собой последние силы и искры сознания.

Ноги свело судорогой и таурен беспомощно свалился на бок, в лужу собственной крови, что стремительно растекалась по каменному полу. Тело немело с каждой секундой. Друид отчетливо понял, что жить ему осталось пару минут, и у него совершенно нет сил сопротивляться.

Цветной туман окружал Телабара со всех сторон, звеня сотней колокольчиков в его сознании.

«Неужели это конец». – Пронеслась мысль в затухающем разуме.

«Это конец». – Прозвенел колокольчиками туман в ответ. – «Смирись, Телабар».

«Но ведь у меня еще столько дел». – Возразил друид.

«Теперь это не твои дела». – Послышался ответ. – «Для тебя они более не важны».

Туман подступал ближе, заполоняя собой все вокруг.

«Но как же Тариан». – Вспомнил таурен. – «Я принес ему Клятву. Я должен ему помочь».

«Тариан уже достаточно силен и опытен, чтобы справиться сам». – Успокоили колокольчики из тумана. – «А смерть, освободит тебя от любых клятв».

Цветной туман подступил вплотную, лишив друида возможности видеть и слышать.

«Да, он силен. Он справится». – Вяло согласился Телабар. – «Но я хочу это увидеть»!

Собрав все силы, какие еще оставались, таурен пошевелил левой рукой. Ничего не видя, он двинул ее к поясу. Немеющие пальцы нащупали прорезь потайного кармана. Запустив внутрь трехпалую ладонь, Телабар схватил что-то маленькое и твердое.

Не разжимая руки, он поднес сжатый кулак к затихающему сердцу. Это движение отняло все его силы. Все, без остатка.

Грузно выдохнув, таурен затих. Его могучая рука соскользнула с широкой груди и, шлепнув по окровавленному полу, разжала пальцы. В трехпалой ладони лежал маленький желудь, чья гладкая поверхность была прорезана безобразной трещиной.

Было довольно трудно понять, как давно я пришел в сознание, так как все подсказывало, что тело мое очнулось несколько раньше самого меня. Впрочем, сейчас я вполне ощущал себя хозяином собственной оболочки – со всеми вытекающими последствиями: чувством холода, неудобством и звенящей болью в виске.

До ушей долетали чьи-то голоса. Что я видел глазами, я пока понять не мог. Во рту ощущался солоноватый привкус. Кровь!

 

Я невольно вздрогнул. Одновременно, возникло дикое желание как следует распробовать этот вкус.

«Мне не дали ее. Не дали до нее добраться. А ведь ее было так много. Она была совсем рядом…»

Откровенно испугавшись, я постарался заглушить в своем сознании эти странные, чуждые мысли.

Однако, это помогло мне вспомнить. Я действительно жаждал крови. Крови одного человека. Потому что из-за него…

- Вильгельм. – Прошептал я пересохшими губами и постарался вскочить.

Но ничего не вышло. Тело дернулось вперед, раздался звон металла и руки болезненно дернуло назад. После второй попытки, я все-таки решил сосредоточиться на том, что вижу.

Меня окружали прутья. Клетка. Опять?

Ко всему прочему, мои руки были выгнуты за спину и, судя по звону железа, заточены в кандалы.

Оттолкнувшись плечом от дощатого пола и опираясь спиной и затылком о прутья, я смог принять сидячие положение и осмотреться. Взгляд быстро опознал башню с каменным «кубком» на вершине, что пускал струю дыма в ночное небо. Я по-прежнему был на Заставе. На этой проклятой Заставе, что отняла жизнь друга! Ненавижу!!! Каждый ее камешек, это башню и проклятых людишек, что сидели в ней!!!

Глаза наполнились влагой. Вильгельм. Бедный Вильгельм. За что? Я наделал немало ошибок, но за что же гном, заслужил такую участь?

Невольно вспомнились его последние минуты. Вот он с задумчивым видом рассматривал баллисты, а вот уже храбро бросился на поднятое ружье. Сколь неугомонным бы он не был, сколь надоедливым бы он не казался, но он всегда храбро и уверенно следовал за нами, всегда делил с нами тяготы пути и всегда приходил на помощь в трудную минуту. И вот он оказал нам последнюю услугу.

«А ведь все могло быть иначе, не открой ты рот». – Вспомнился шипящий голос Кунца. А если это правда? Молчал бы я, зная к чему это приведет? Пожертвовал бы собой ради друзей?

- Скорбь, такое сильное чувство. – Послышался чей-то хрипловатый голос. – Заставляет о многом подумать, многое пересмотреть. Жаль только, не позволяет ничего изменить.

Подняв голову, я увидел тролля – того самого, что был на совете. Я тут же постарался смахнуть слезы, но кандалы, разумеется, не позволили мне этого сделать. Впрочем, тролль на меня и не смотрел. Он стоял, привалившись спиной к прутьям клети и, казалось, говорил сам с собой.

- Возникает вопрос – зачем же тогда скорбеть, если это не позволит вернуть павшего? – Продолжал тролль. – Чтобы выразить свое отношение к нему? Но разве вся та горечь, которую порождает скорбь – это те чувства, которые ты испытывал, когда павший был жив?

- Трудно радоваться, когда дорогой тебе друг гибнет. – Бросил я.

Зачем он пришел сюда? Зачем завел эту беседу? А самое главное – что заставило меня ответить?

- Выходит, твоя печаль порождена тем, что ТЕБЯ лишили чего-то дорогого? Это, как-то эгоистично, не находишь?

Обсуждать этот вопрос с троллем, я совершенно не собирался.

- Чего ты хочешь? – Прямо спросил я.

- Ох нет, старый Убунго ничего не хочет. – Тролль наконец повернул ко мне клыкастую голову. – Убунго лишь пришел сказать, что он позаботился о храбром гноме.

- В каком смысле? – Нехорошие подозрения появлялись одно за другим. У троллей были очень странные и очень кровавые обычаи, какого бы дела они не касались.

- Убунго спел песни и воскурил благовония. А еще, Убунго зарезал козу из загона. Духам понравилось угощение – они не стали трогать душу храброго гнома. Ныне его дух там, где ему надлежит быть.

Несколько секунд я с недоумением смотрел на Убунго, но его лицо не выражало никакой хитрости, которую излучают практически все представители этого народа.

- Ну… спасибо, наверно. – Растеряно пробормотал я, но тут же спохватился. – А что ты сделал с… телом? Я слышал, что вы вырезаете глаза умершим.

- Так духу легче покидать тело. – Объяснил Убунго. – Но мы не делаем этого с теми, кто не верит в наших богов. Тело твоего храброго друга будет похоронено здесь, на освященной земле.

- И разумеется, меня на похороны не пустят. – Вздохнул я.

- Вряд ли Кунц придет в себя так скоро, чтобы решить этот вопрос.

- Кунц? – Удивился я. – Разве я не… он жив?

- Можно и так сказать. – Ухмыльнулся тролль. – Фальштав спас его, огрев тебя по голове своим молотом, когда ты уже был готов откусить Кунцу голову. – Убунго смерил меня взглядом. – А ты опасен, парень. Над теми несколькими кусками мяса, что остались от командующего, сейчас стоят пожалуй все, кто знаком с лекарским делом.

- А ты? – С легким подозрением спросил я. – Ты ведь, как я понял, жрец. Говорят, жрецы искусные целители.

- Там достаточно народу, чтобы позаботиться о его теле. А исцелить раны, что ты оставил на его душе, пока что невозможно – они слишком свежи.

- Раны на душе? – Не понял я. – Ты о чем?

Тролль откровенно рассмеялся.

- Парень, неужели ты до сих пор уверен, что своими когтями можешь вспороть только чье-то брюхо?

Судя по моему виду, Убунго понял, что для меня это и правда новость, от чего стал скалиться еще шире.

- Такая сила, как у тебя, не может просто так храниться, словно заспиртованный глаз в банке. Это сила, понимаешь? А сила должна что-то делать, она должна быть к чему-то приложена – такова ее природа.

- Неужели я способен ранить чью-то душу? – Задумчиво пробормотал я.

Если способен ранить, способен ли убить? А что тогда? Что станет с тем, чью душу я убью? У Короля Мертвых появиться новый слуга и тело, лишенное души, поднимется ужасной нежитью? Или произойдет нечто иное?

Я вдруг представил, как истерзанный мною Кунц, поднимается жутким зомби и бросается на все живое.

- Если научиться правильно ее использовать, можно вершить великие дела. – Тролль будто прочел мои мысли. – Можно достигнуть наивысших вершин, какие только ты способен вообразить. – Убунго снова отвернулся, привалившись спиной к клетке. – Ты только подумай, какие открываются перспективы, а?

- Какие тут перспективы? – Возмутился я. – Это же магия смерти.

- Даже копьем можно выкопать колодец. – Задумчиво ответил жрец. – При желании и магию смерти можно обернуть на благое дело. Если, разумеется, благие дела для тебя что-то значат.

- Из-за этой силы погибло два десятка бойцов – вряд ли это можно назвать благим делом. – Возразил я, пытаясь сесть поудобнее – скованные руки начали затекать.

- Ах, это. – Тролль снова повернулся ко мне, демонстрируя хитрую улыбку. – Кунц несколько сгустил краски, чтобы побыстрее тебя расколоть – это он любит. Погибло всего шестеро. Но вопрос не в том. Что бы ты делал, если бы взял под контроль эту силу? Я знаю многих, кто отдал бы полжизни за то, чтобы только прикоснуться к ней.

- Поверь, я совершенно не хотел обладать ею раньше. – Признался я. – Не хочу и сейчас.

- Но ты только подумай. – Не унимался тролль, безумно сверкая глазами. – Мощь, несокрушимость, безнаказанность. Добавь к этой силе немного мастерства, и ты смог бы сравниться даже с Королем Личем. Кто знает, быть может тебе даже удалось бы его одолеть. Ты смог бы изменить Азерот навсегда, сделать его миром своей мечты. Добиться всего, что ты только способен вообразить. Поверь, я знаю что говорю – у этой силы громадный потенциал. А в тебе достаточно потенциала, чтобы направить эту силу в угодное тебе русло.

Что и говорить, несмотря на все, картина полнилась соблазнительными деталями. А что, если он говорит правду? Что если мне действительно все это по силам? По силам изменить целый мир.

Но тогда весь этот поход становился бессмысленным. Получалось, что мы зря проделали этот путь, зря терпели все неудобства и лишения. И Вильгельм выходит погиб зря! Не говоря уже о том, что такие глобальные действия могут серьезно нарушить Баланс.

- Это действительно заманчиво. – Ответил я. – Но мне это не нужно.

- Ты только подумай, от чего отказываешься. – Продолжал Убунго. – Я мог бы помочь тебе освоить эту силу – жизнь и смерть известны мне куда лучше, чем другим.

- Нет. – Кратко бросил я.

- И ты готов отдать ее какому-то тролльему богу? – Тролль скорчил пренебрежительную рожу. – Ты же даже не почитаешь этих богов.

Категория: Творчество | Добавил: Эмбер (26.09.2010)
Просмотров: 218 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Творчество [80]
Классы [0]
Профессии [8]
Игровой процесс [13]
Разное [2]

Эпический бесплатный сервер World of Warcraft
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Пользователи за день: